05. Секреты гнилого болота

Надобно сказать, что в бытность оную, Гнилое болото, что находилось на территории королевства Козюки, никто и не думал именовать никаким Гнилым болотом, а носило оно звучное имя Фортресс Таталийский. Болото было небольшое, но аккуратное, и находилось в хороших руках. Но дело было давно, ничто не вечно под луной, а на грешной земле и подавно. Тем более если дело происходит в Недалеких королевствах.

За Фортресс из Таталии уже все забыли, Таталия, это вам не Анталья, туда самолет не летит, “все включено” не предлагают. А из всех достопримечательностей болот, которыми ранее оные изобиловали, остались только горячие ключи.

Не просто так, там ключи появились. В стародавние времена, провалилось там под землю озеро некое, да не простое, а волшебное. Да вот беда, озеро то было с подключенной горячей и холодной водой. И в момент проваливания, горячая вода как раз была включена. Провалится то, озеро провалилось, а вода горячая под землей так и шурует. Счетчик крутиться, не то слово, да все зазря. Болото ширится, озеро нонче глубоко в топи, под мулякой и трясиной, некому воду в кране перекрыть. Помылись, одним словом.

Не раз и не два, Объединенный водоканал Недалеких королевств посылал на озеро сантехников и контролеров, дабы проверить, куда такой расход горячей воды, и кто платить будет, собственно.

1

Сантехники и проверяющие уходили, однако назад никто не возвращался. Отправляемые платежки за воду тоже уходили в никуда, и денег никто платить не собирался.

Так прошли сотни лет.

А перерасход воды продолжался…

В народе, тем временем ширилась молва, про чудодейственные горячие ключи, что бьют в Гнилом болоте. От всех болезней лечат, мертвого поднимают, вот прямо таки с того света — в общем весьма пользительная вещь. Руки-ноги, и те отрастают, у кого не было.

Одна неувязочка только… Как за долго до этого, пропадали там сантехники, да контроллеры счетчиков, так теперь стал в болотах гинуть и простой люд, из паломников, что на те болота потянулся.

Топли, мёрли от болезней. А то и просто пропадали, уходили вглубь, и привет. Ни слуху, ни духу.

Однако, некоторые и возвращались. Мало. Говорили, что каждый десятый возвращался, а по сути, и не каждый сотый. Просто попробуй, посчитай, сколько туда паломников то направилось, на халяву покупаться желающих.

Но за источники каждый рассказывал, из возвратившихся. Дескать, да, был, купался, вот. Ну что, источник, как источник, вода горячая. Да, бодрит. Безусловно, молодит. Вот какой я молодец. Омолодённый.

А все верили. Народ то, как устроен? Он охоч, до всяких верований. Говорят, что в москве кур доят? Верим, да!

В Кудыкино молочные реки, кисельные берега — и тут верим, как не верить. А если говорят, что чего-то вообще нет, так и подавно верим. Нет витязей, в чужом королевстве, и быть не может. Чистая правда, по телевизиру сказали. Телевизир врать не будет!

В общем вот такие вот дела…

Засобирался на Гнилое болото и Лысый заяц.

2

Да и как не засобираться, когда мочи уж нет, так жить. Шерсть то уж года три как выпала, каждая зима как последняя. Крайнюю, третью, так едва пережил.

После того, как не получилось сравнительно честно пополнить запасы городиной, морквой да капустой, ушлые селяне раструбили на всех углах, что объявилась в Смешанном лесе чупакабра. Которая выходит на большую дорогу и разные бесчинства творит. Слава Б-гу, что в прошлый раз, удалось отбиться (едва-едва), благодаря двум смелым лыцарям, двум сильных духом паладинов обреза и капкана, двум храбрым и самоотверженным кумам — Петру та Миколі.

Но чупакабра зверь дюже хитрый, один раз его прогнали, так он еще раз вскочит. Глядишь, еще пострашнее Кота-дроздуна напасть выйдет. Так что селяне вели себя бдительно, и готовы были биться за урожай, не на жизнь, а на смерть. В начале прошлой осени Лысый заяц попробовал еще раз выбежать на торный шлях, поколядовать, да был бит камнями, и едва ноги унес.

А тут на просторах Козюков, как из-под земли вынырнули, снова собаки показались. Еще та стая, что на кота-дроздуна ходила, да почти загнала его. Не простые ребята. Да говорят, что не просто так объявились, а с новой неведомой волшбой. И готовы от всякого неведомого зверя боронить землю козюковскую.

Так что из Смешанного леса Лысый заяц всю зиму и носа не казал. Елку глодал, да в норе сидел. Отощал за зиму, кожа да кости. И чуть не замерз. Приметы то все врали, зима была холодная, холодная да лютая. И хоть нору свою он изрядно углубил, но все же не настолько, что бы от мороза укрыться.

3

Уж думал заяц, что весны не дождется. Но дождался, отогрелся, откормился свежими побегами, и совсем решил податься на Гнилое болото, искать те волшебные горячие ключи, которые во всех смыслах, если люди не врут, шибко помогательные. Глядишь, действительно шерсть отрастет.

Ну а раз сказано, то и сделано.

Выбрал он ночку потемнее, что бы прошмыгнуть из лесу потихонечку, и никому на глаза не попасться и побежал.

Все удалось, когда солнце встало, уже он был далече за пределами Смешанного леса, и весело скакал по полям и лугам, в сторону Гнилого болота.

Скоро пошли места совсем дальние, где он еще не бывал, и в том было большое для Лысого зайца преимущество. Коли он там не бывал, то и за него не сильно слышали. Может  и чупакаброй звать не будут, и соответственно не полезут драться.

И заяц бежал и бежал, все утро, весь день, а ближе к вечеру выбился из сил, и лег отдохнуть, в большом стогу сена. Там он и заснул, и проснулся только на следующее утро.

Как следует подкрепившись придорожным клевером, Лысый заяц продолжил свой путь.

4

Дорога, тем временем становилась все уже. Вот уже в воздухе повис тяжелый смрадный дух. Гнилое болото было уже близко.

Дорога начала петлять меж холмов, плотно заросших колючим кустарником, и спустя, пару-тройку верст, Гнилое болото предстало перед Лысым зайцев во всей своей неприглядной и страшной красе.

Кривые деревья, миазмы испарений. Гул голодных кровососущих комаров. В воде свою добычу поджидали пиявки, готовые вцепиться в неосторожно попавшую к ним прямо на обеденный стол жертву.

Дорога, которая и так была неширока, превратилась в узкую тропу, которая петляя, уходила по кочкам, все дальше и дальше вглубь, скрываясь в болотном тумане…

5

От открывшейся перед мордой картины, заяц чуть было не повернул назад. Но все же он смог найти в себе силы и отправился по ненадежной тропке внутрь болота.

Под лапами у косого нещадно хлюпало и чавкало. Со всех сторон, раздавались различные, один другого страшнее, звуки. То треск, то визг, а то и приглушенный рев.

А уж какие находки встречались прямо на тропе… Самым невинным из них был проломленный в нескольких местах панцирь Участкового сантехника. С костями сантехника внутри.

Ух… Страшно.

Но взялся за гуж, не говори что ингуш. Заяц скакал дальше. А тем временем уже смеркалось. Но вокруг не сильно и стемнело. По всему болоту стояло странное свечение, казалось светиться сам гнилой воздух, так что сумерки так и не обернулись ночью, хотя солнце уже давно скрылось, а луны и звезд видно не было. Заяц уже давно искал, где бы остановиться на ночь, но не ложится же здесь, прямо на тропе, в грязи и пиявках, которые только и ждут, кого бы в гости на ужин.

Однако, что это? Впереди, на относительно сухом пригорке, показался частокол из черных бревен, за которым явно было светлее, чем в остальных местах. И свет этот был не то странное свечение, что разливалось вокруг, а самый что ни есть обычный факельный отсвет. Уж его-то Лысый заяц опознать мог. Чай не раз видел как селяне ночной порой с факелами по лесу рассекают, на Ивана Бухала, или как там их праздник называется.

Заяц тихонько-тихонько, аки мышка подобрался к частоколу, и приник к щели между бревнами, благо, подогнаны они были одно к одному не сильно тщательно, и дырок и щелей, для подсматривания, было предостаточно. А слышно было и так хорошо.

6

Увидел заяц, что за частоколом расположился цельный разбойничий хутор. Сидят разбойнички, пьют-гуляют, да друг перед другом хвалятся, как кто кого ограбил, как кто кого убил. Слушал их заяц, слушал, и подслушал все их разбойничьи тайны.

Оказывается, сидели тут разбойнички на хуторе уже не один десяток лет, и промышляли тем, что паломников, которые лечиться на горячие ключи молодильные шли, грабили и убивали. А кого, в живых оставляли, тем наказ был, что бы шли назад, по домам, и рассказывали, что, мол, ключи в болотах бьют молодильно-живительные, я, мол, искупался и вам советую. А что люди пропадают, так я не знаю.

А что бы люди не проболтались, кто в живых оставался, разбойничий атаман, по кличке Кузнец, применял страшное запретное заклинание. Кодировал отпускаемых, так сказать.

Посмотрел-послушал разбойничьи разговоры заяц, потом задом-задом, от частокола отбежал, по кочкам кругом обскакал разбойничий хутор, и дальше в болото забежал.

Как разбойничий хутор остался далеко за спиной, сел заяц на кочку и возгорюнился. Как же так, оказывается, все слухи врали? Молва людская неправдива оказалась? А как же горячие волшебные ключи молодильные, а как же шерсть новая?!? От гадьская Данія, кінець всім сподіванням…

Зарыдал заяц горючими слезами. Горючими-безутешными. Рыдал-рыдал, пока совсем не обессилел. Тут же на кочке, всхлипывая и задремал.

Проснулся заяц поутру, совсем обессиленный. Будто и не спал. Все лапы ломит. Живот с голоду крутит, почитай ужо сутки не снидавши. Еще и комары за ночь погрызли. Комарам раздолье, шерсти то нет, лысый же заяц. Хорошо еще, что пиявка не прицепилась.

Проснулся заяц, сидит на кочке и думать, как жить дальше. И что делать. Кто виноват – о том не думает. Дурное это дело — виноватых искать. Да и чего искать? Вот разбойнички сидят, иди и накажи. Да только и не легче от того, на душе, да и наказалка не выросла.

С другой стороны, продолжал, размышлять заяц, слухи о горячих ключах не вчера появились, и не десять лет назад. А то, что сантехников тут да прочего люду сгинуло еще в незапамятные времена, невесть сколько, это каждый знает. Да и то, что Объединенный водоканал награду обещал, за разрешение ситуации, то тоже каждому ведомо.

А коли так, так значит, не только разбойники тут руку приложили к тем делам, что в Гнилом болоте творятся. Тут история подревнее будет.

Думал заяц, думал, то ли назад бежать, из болота выбираться, то ли вперед, искать, ключи живительные. Думал-думал, и решил, что не пойдет он назад. Нечего там делать. Не хочет он Лысым жить до конца жизни, надо хоть как то испробовать те ключи найти. Молодильные.

С такими мыслями поднялся он, и поскакал с кочки на кочку. Тропа то болотная аккурат возле разбойничьего хутора и закончилась. Видать, разбойнички дальше в болота не совались.

Скакал заяц, скакал, притомился. Сел отдохнул, сёрбнул с отвращением болотной водицы, подышал, поскакал дальше.

Когда смотрит, высится среди кривой болотной растительности зеленый холм. Из далека не понятно, что такое, но может травка зеленеет?

От вида аппетитной зелени, у Лысого зайца тут же забурчало в животе, и есть захотелось пуще прежнего. Думает, поскачу к холму, раз зеленый, так значит, трава там есть, или еще зелень какая. Глядишь, там и перекусить удастся.

Но не успел заяц отправиться к холму, когда сзади раздался вкрадчивый голос:

— Слышишь, брат, иди сюда.

Заяц обернулся и увидал, что из-за кочки вылезает некто, в красной рубашке, синем комбезе и защитном шлеме на голове, с пистолем наперевес. “Разбойники выследили” — подумал Лысый заяц, но, тем не менее, решил поинтересоваться вслух:

— А вы, стесняюсь спросить, что за… господин хороший?

— Сантехник я, особо уполномоченный, супербрат Марио. Из главка… — ответил господин хороший, отряхиваясь от болотной тины.

— Ага — сказал заяц, который что-то такое уже слышал — а Луиджи где?

— Шо?

— Ничего — ответил заяц — это так, мысли вслух.

7

— Слушай, брат, ты я смотрю по виду, наверное, местный. Помоги, брат.

— А надо то что? — поинтересовался заяц, смекнувший, что если с ним разговоры разговаривают, то, наверное, сразу стрелять не будут, а может и вообще стрелять не будут.

— Да это, я тут с инспекцией, брат, у нас тут понимаешь, утечка, где то, воды перерасход по району. Ну это, начальство послало, проверить, что да как… Помоги, брат, не видал чего такого? Может где хлыщет? Или кто в трубу врезался?

— Ага, понял — сказал заяц. — Помогу, тебе, супербрат сантехник, как не помочь. Смотри, видишь холм зеленый, да?

— Вижу, брат, не слепой.

— Вот становись к нему спиной, и иди, давай. Если так пойдешь, найдешь хутор. Не ошибешься, он за таким частоколом черным.

— А что там? — поинтересовался сантехник

— А там, самые что ни на есть расхитители капиталистического добра, к бабке не ходи, именно они воду и мутят. В смысле крадут. Сходи, проверь.

— Ах, спасибо брат, выручил. А то я уж думал зря пришел. Ужо третий день как с ковра-самолета сбросили, и еще ничего не разузнал, а тут что-то конкретное. Ну, пойду разбираться, что там и как. Бывай, здоров, брат!

И сантехник бодро зашагал по направлению к разбойничьему хутору. Лысый заяц долго-долго сидел на кочке и смотрел супербрату Марио вослед. Инспекционный приход сантехника на хутор обещал быть томным.

Но тут снова начал бурчать живот зайца, и все ему неймется. Есть хочет. И заяц вспомнив, что сантехник прервал его на самом интересном месте, развернулся и поскакал по кочкам в сторону зеленого холма вдалеке.

Добрался Лысый заяц до холма относительно быстро, минут за десять. Вблизи выяснилось, что холм, совершенно никакой не съедобный, ибо зеленым была ни трава, ни кусты и даже не деревья, а сам его цвет. У зайца возникло впечатление, что холм был выложен зеленой рыбьей чешуей или обтянут зеленой змеиной кожей. Очень похоже было и на чешую и на змеиную кожу сразу. Но где вы видели зеленую рыбу?

Весь в расстроенных чувствах, что обеда, похоже, не будет, заяц разбежался, как следует, и запрыгнул прямо на холм. Да, на ощупь холм действительно был как будто из чешуи. Для проверки Лысый заяц несколько раз попрыгал на холме, а потом попробовал отодрать одну чешуйку, уцепившись в нее зубами и лапами.

Что тут началось, холм зашатался, задергался, начал трястись под лапами у зайца. Лысый заяц не будь дурак, тут же бросил отдираемую чешуйку, и, разбежавшись, молодецки прыгнул с холма, обратно в болото, да вот беда, промахнулся мимо кочки и упал в трясину, которая тут же начала его засасывать. Заяц попытался загребать лапами и выбраться на кочку, но трясина держала крепко, и от его гребков и рывков он провалился еще глубже. Над поверхностью воды осталась только морда и уши.

— Спасите, помогите! — закричал заяц, надеясь что его кто-нибудь услышит, хоть тот же супербрат Марио, может еще не так далеко отошел… Но на помощь рассчитывать было не откуда.

— Люди…. — протянул заяц из последних сил, и болотная вода сомкнулась над его головой… и тут неведомая сила выдернула его из липкой трясины, и бросила на кочку.

Заяц лежал на пузе, отплевывался и пытался продрать глаза. Внезапно сверху на него обрушился целый водопад горячей воды. Это было так неожиданно, что заяц открыл рот и наглотался этой воды по самое нехочу.

Вода перестала падать так же внезапно, как и начала. И когда через пару секунд заяц смог сфокусировать свой взгляд он увидел прямо перед собой огромного зеленого дракона о скольких-то головах. Голов было много, они все  время находились в движении и заяц не мог их сосчитать.

8

— Д..Д…Дракон! — едва смог промолвить заяц и уже собрался полностью потерять сознание, когда дракон рыкнул на него всеми своими головами и, потом, самая большая голова заговорила с ним:

— Ну во первых, не дракон, а порядочная гидра. Даже не просто гидра, а Гидра Хаоса. Понимать надо. А во-вторых, вы кто таков будете, милсдарь? И не вы ли это пытались только что вырвать кусок у меня из спины?

— Очень приятно познакомится, милейшая Гидра Хаоса — заяц встал на задние лапы и поклонился. — Я и не знал, что в этом Гнилом болоте, есть такие очаровательные особы. Но скажите же быстрее, як вас звуть?

— Зюка — ответила гидра, и заплела головы, но потом расплела и снова уставилась на Лысого зайца — а вас как, я уже спрашивала, вроде бы…

— Меня, милейшая Зюка, зовут наследный принц Ружкалбино, а прибыл я на Гнилое болото, что бы отвадить от посягательств на вас злобных сантехников, один из которых как раз пытался попортить вашу спинку, как я его отогнал, но не удержался на лапах, и упал в саму пущу трясины, откуда и был вызволен вашей милостью.

— Ох уж эти сантехники — вздохнула гидра, и села на попу, подняв тучу брызг и пустив волны болотной жижи во все стороны — Как они надоели за последние века, шастать и пытаться отключить горячую воду. Дескать, неуплочено. Да, неуплочено, но так хозяева Фортресса давно на ПМЖ в Эрафию тю-тю, а я на хозяйстве. Они б денег оставили, так я б платила, а так что?

— Так горячие ключи молодильные-живительные таки есть? — аж запрыгал на кочке заяц.

— О, еще один, за молодильные ключи. Де вы только такой лапши понабрались. Обычная вода водопроводная, только что горячая. Да и скажи, тоже, она, когда горячая, а когда и не очень. И за что еще денег требуют? Уже забыли, когда последний раз на централи ремонт делали, а туда же, всем денег давай. Фигушки!.. Тем более, шо денег нет. А всех ключей, это то, что озеро мое тут под землю провалилось во время оное. Я хозяевам еще тогда говорила, не надо без георазведки капстроение мантулить. Но кто меня слушал, все ж самые умные были. Ну вот… И течет до сих пор, одна радость, что купаться можно. Но воды видал, сколько вылилось. Почитай все болота из трубы. Раньше то оно масенькое было. А теперь ого-го… Вот такая, мил принц, сукцессия. Все по мистеру Клементсону.

9

— Как же так? Неужели ни разу не молодильный источник? Не живительный, не чудесный?!? — возопил заяц.

— Ну, я же тебя этой водой от грязи отмывала. Сильно помолодел? — спросила гидра зайца.

— Да нет, не чувствуется — ответил заяц. Он поднял свои лапы к глазам, посмотрел. Новой шерсти не наблюдалось. — Мдя… — многозначительно произнес заяц и тоже сел на попу прямо на кочке. Действительность оказалась гораздо грустнее, чем представлялось ранее.

В раздумьях о тщете всего сущего, о том, что все врут, и как это несправедливо, пролетело часа два. Заяц сидел и думал, а Зюка сидела и смотрела на зайца.

От дальнейших раздумий Лысого зайца отвлек снова забурчавший живот. От потрясений связанных с недоутоплением и последующим чудесным спасением, живот, было, подзабыл, что хочется кушать, да и ненароком проглоченная горячая вода, в преизрядном количестве, на время отбила аппетит, но голод не тетка.

И Лысому зайцу пришли в голову совсем другие мысли, и очень быстро, эти мысли сформировались в новый сравнительно честный план.

— А что, Зюка, сильно сантехники надоели? — участливо поинтересовался заяц

— Да хуже горькой редьки. И разговаривать не хотят, чуть что, сразу за ключи свои разводные хвататься, а последние годы и не только за ключи. Китайцев, за изобретение пороха, повбывала б… О чем это я? Ах да… В общем, ела я тех сантехников, ела, а толку нет совсем. Только изжога от их панцирей бронированных. Но тут на болоте харчами не перебирают… На одной воде, хоть и горячей, долго не протянешь.

— Слушай, Зюка, так пошли того поймаем, что тебе спину драл? Я его отогнал, конечно, ну а вдруг вернется? Сантехники то ушлые, сама знаешь…

— Знаю, очень хорошо знаю — протянула Зюка — дело говоришь, надо бы поразобраться. Ты заметил, куда он делся?

— Я тебе все покажу — вскочил заяц на лапы.

— Ну ладно, пошли разбираться, лезь, что ли, принц как-там-тебя, мне за шею — Гидра подхватила Лысого зайца и перекинула себе на спину.

Ого, да со спины гидры открывались совсем другие перспективы, так как она был громадного роста. Заяц тут же увидел на горизонте разбойничий хутор. Учитывая, что у гидры все головы были на очень длинных шеях, Зюке все было видно еще дальше.

— Гляди ка, немного правее, видишь вон домишки за частоколом?

— Вижу — ответила Зюка, развернувшись в сторону разбойничьего хутора всеми своими головами – И когда понастроили? Лет сто назад, еще ж не было ничего такого…

— Вот туда и побежал вражина. Наглый такой, морда не внушающая никакого доверия. Шлем на голове, рубашка красная, комбинезон синий. Супербрат Марио зовут.

— А ты откуда знаешь, как зовут? Ты с ним, что разговоры разговаривал? — головы Зюки обернулись к Лысому зайцу.

— Не, я это… того… у него на рубашке сзади надпись, как у футболистов, вот — нашелся заяц, и когда головы Зюки повернулись снова в сторону хутора, сглотнул.

— Ну что же, пойдем посмотрим, что там за супербрат Марио… Чей он там брат, и что так такого супер. Как говориться, сейчас мы все проверим, сейчас мы все сравним… — и Гидра Хаоса зашагала своими большими лапами по болоту в сторону разбойничьего хутора.

10

Заяц сидел на спине у гидры и пытался удержаться, чтобы не свалиться. Хутор приближался достаточно быстро. Живот опять бурчал и просить хоть какой-то еды.

— Слушай, Зюка, есть к тебе дело. Ты моркву любишь? — решился узнать он напрямик.

— А кто ж ее не любит, спросил тоже — ответила гидра — Ты бы с мое посидел на одних сантехниках, так вопросов бы глупых не задавал.

— Ну, раз так, тогда хорошо. Сейчас с сантехником порешаем, еще потом кой-куда пробежимся. Знаю я тут одно место, с хорошими циркулями… хм… с нажористой морквой, я хотел сказать.

— Ну, раз знаешь, так сходим!

— Сходим, милая Зюка, обязательно сходим, нас с тобой теперь ждут великие свершения!!!

25.05.2015

Share Button

Add a Comment